ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяМузейИнтересноеНовостиЛитература
Питер Брейгель
(1525 - 1569)
Жизнь нидерландского живописца Питера Брейгеля оказалась трагически короткой, но и отпущенного судьбой срока ему хватило для того, чтобы создать уникальный художественный мир, до сих пор поражающий своими загадками и странной гармонией
Главная
Поиск

страница 6

икто ни разу не подошел к их дверям. Эгмонт требует, чтобы этому томительному ожиданию был, наконец, положен предел. И вот их ведут по улицам, а народ молчит или плачет. В лучах июньского солнца блестят фасады и крыши домов. Эгмонт бледен, но он не дрожит и не замедляет своих шагов. Надеется ли он еще на милость (или, точнее, на справедливость) короля; на то, что вся эта чудовищная церемония окажется всего лишь обманом, испытанием их мужества? Или, пусть и поздно, но понял, какому безумному и коварному животному хотел быть верным слугой? Эгмонт и сейчас не утратил мужества, которое никогда не покидало его в минуты смертельной опасности. Он одет, как во дни самых больших праздников, в пурпуэн из узорного малинового шелка и черный плащ с золотым позументом, в шоссы из черной тафты и замшевые чулки цвета зеленоватой бронзы; его высокая шляпа из черной тафты украшена черно-белым плюмажем; на груди сияет орден Золотого Руна. Он проходит между ротами солдат, которые выстроены в боевом порядке, с развернутыми знаменами. Он приветствует всех капитанов и солдат, прощается с ними, и многие плачут. Наконец, он видит эшафот и плаху, священника с крестом. Он сам подходит к палачу и становится на колени. Через несколько мгновений Горн, поднявшись на верхнюю ступеньку лестницы, замечает пятна крови на затянутых черным бархатом досках эщафота. Те, кто стоит рядом, слышат его шепот: «Друг, это ты лежишь здесь?» Но его самого уже хватают сзади, подталкивают к плахе... На протяжении двух часов головы Эгмонта и Горна были выставлены в медных тазах для всеобщего обозрения. Тело Эгмонта было передано для погребения в монастырь Святой Клары. Туда стекались толпы народа, люди целовали гроб и поливали его обильными слезами. Ночью, по повелению герцога, головы казненных были помещены в ларцы из эбенового дерева и под охраной солдат отправлены в карете в Мадрид. Герцог наблюдал за казнью из окна одного дома на Большой площади, отступив на несколько шагов вглубь комнаты. Он смотрел. Его же самого видно не было. Этого человека народ вообще никогда не видит. Когда он едет из Брюсселя в Антверпен, или перемещается из одного гарнизона в другой, или даже просто направляется по своим делам в какое-то место Брюсселя, густая сеть пик и аркебуз отделяет его от всех тех, кто попадается ему на пути. Ему пятьдесят девять лет. Он — высокий, худой, с суровыми чертами лица, нездоровым цветом кожи, поредевшей седой бородой. Его отец умер, когда ему было четыре года (убит маврами). Дед с са
 
Благодарим:
Питер Брейгель - все о картинах и творчестве великого живописца
e-mail: forcekir@yandex.ru
Картины, интернет-магазин
Карта сайтаКонтактыГалереяГостеваяМузеи с работами художника