ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяМузейИнтересноеНовостиЛитература
Питер Брейгель
(1525 - 1569)
Жизнь нидерландского живописца Питера Брейгеля оказалась трагически короткой, но и отпущенного судьбой срока ему хватило для того, чтобы создать уникальный художественный мир, до сих пор поражающий своими загадками и странной гармонией
Поиск

25

ливает солнце, вокруг круглого стола. Таким образом я запустил карусель наших четырех возрастов — со всеми ее инструментами, игрушками, эмблемами. Я показал люльку и детский обруч, наковальню, молот, лемех, парус, шлем и меч, котелок и кузнечные мехи, веретено и пучок кудели: одним словом, все — от кеглей до костылей, от пеленок до погребальных пелен. Образы не новы, но я влил в них живые краски. Работая, я не раз повторял себе конец «Метаморфоз»: «Что же? Не видите ль вы, как год сменяет четыре // Времени, как чередом подражает он возрастам нашим? // ... Также и наши тела постоянно, не зная покоя, // Преображаются. Тем, что были мы, что мы сегодня, // Завтра не будем уже... // Плачет и Тиндара дочь*, старушечьи видя морщины // В зеркале; ради чего — вопрошает — похищена дважды? // Время — свидетель вещей — и ты, о завистница старость, // Все разрушаете вы; уязвленное времени зубом, // Уничтожаете все постепенною медленной смертью»**. А теперь я напишу Триумф Смерти. Еще более ужасный, чем тот, что я видел в Палермо, во дворце Склафани, и чем та картина, что хранится в Пизе. Босх изобразил мир в виде телеги с сеном, и все человечество, во главе со священниками, суетится вокруг, стремясь набить этим сеном свои мешки и сундуки; они перерезают друг другу глотки и гибнут под колесами ради охапки сего иллюзорного золота; а между тем телега, влекомая демонами, въезжает, как в ворота фермы, в адское пламя, которое вскоре должно ее поглотить. Я был бы счастлив, если бы придумал эту великую Пословицу, эту Притчу. Но, Бог даст, я придумаю другую, ни в чем ей не уступающую. Я напишу вселенскую империю Смерти. Все эти младенцы, которых я рисовал в их колыбелях, — я покажу, как их забирает, прямо из пеленок, Смерть; как на их бледные лобики садятся мухи, похожие на огоньки свечей. Я не стану писать Danse Macabre***. He буду изображать Епископа, Короля, Папу и Крестьянина, которых приглашает на тур танца Скелет, напоминающий их собственную тень. Или то, как Скелет обнимает Красавицу, а она восхищенно смотрит на себя в зеркало и не замечает рядом ужасной прогнившей личины, которой вскоре уподобится ее собственное лицо. Или торжествующую колесницу Смерти, которая катится по митрам, скипетрам и всем другим атрибутам нашей обычной жизни. Или встречу на проселочной дороге Трех живых и Трех мертвецов. Нет — я покажу на своей картине гигантский труд Смерти, ее транспортные повозки, вырытые ею могилы. Фоном будет бескрайний пейзаж цвета гончарной глины. Вся земля предстанет п
 
Благодарим:
Питер Брейгель - все о картинах и творчестве великого живописца
e-mail: forcekir@yandex.ru
Картины, интернет-магазин
Карта сайтаКонтактыГалереяГостеваяМузеи с работами художника