ГлавнаяБиографияХронологияШедеврыГалереяМузейИнтересноеНовостиЛитература
Питер Брейгель
(1525 - 1569)
Жизнь нидерландского живописца Питера Брейгеля оказалась трагически короткой, но и отпущенного судьбой срока ему хватило для того, чтобы создать уникальный художественный мир, до сих пор поражающий своими загадками и странной гармонией
Поиск

15

ой качки, вино и солнце просвечивали сквозь прозрачное стекло; даже когда лодка останавливалась у шлюзов, пиршество ни на минуту не прерывалось. А эти послы, которые представляли лишь самих себя, обменивались рецептами грунтовок и лаков, как повара обмениваются рецептами блюд. Однако самая лучшая встреча была с Альбрехтом Дюрером, тоже решившим навестить своих собратьев из Фландрии и Голландии, и прежде всего Луку Лейденского, которым давно восхищался, как и Лука — им. Они обменялись письмами, договорились о месте свидания, еще издали узнали друг друга и ускорили шаги. Дюрер был так растроган, что в первый момент потерял дар речи. Потом сжал Луку в объятиях и, улыбнувшись, подивился, какой у того маленький рост в сравнении с величием его имени. Если мы знаем эту мелкую подробность, то, несомненно, лишь потому, что сцена происходила в присутствии посторонних, — потом они уже никого не допускали к своим беседам. Они проводили вместе долгие дни. Дюрер рисовал портрет Луки в то самое время, как Лука рисовал портрет Дюрера. Брейгель видит в своем воображении их молчание, их перекрещивающиеся взгляды. Каждый смотрит на своего друга взглядом хищной птицы; рука на мгновение зависает над металлической пластиной или листом бумаги. Но они и разговаривали: например, об Италии, которую Дюрер хорошо знал и где Лука никогда не был. Они поверяли друг другу свои секреты, вовсе не обязательно связанные с резцом и кислотой. Они рассказывали друг другу о своих снах, о том, что боятся смерти, несмотря на то, что верят в вечную жизнь. Лука вспомнил о своей юности, о рано возникшем желании рисовать и писать маслом, о годах учения — у гравера, который украшал воинские доспехи, работая в технике офорта, а потом у ювелира; и тогда Дюрер заговорил о своем отце, который тоже был ювелиром и сыном ювелира, о том, что он и сам освоил это искусство: ведь одни и те же навыки кочуют из одной мастерской в другую — от чернения доспехов можно перейти к доспехам всадников Апокалипсиса, к гравюрам для молитвенных книг; а живописец, рассматривая игру тосканских деревянных мозаичных столешниц, с их орнаментами в виде шахматной доски, ромбов, зубчиков и раковин, извлекает для себя уроки перспективы и научается лучше компоновать в своем воображении россыпь кровель и сжатые хлеба на холме. Они разговаривали о перспективе и о пропорциях, о божественной музыке объемов, о комбинациях небесных светил, определяющих нашу жизнь. Они говорили о металлах, зреющих под землей, о кометах и о магах. О Венеции.
 
Благодарим:
Питер Брейгель - все о картинах и творчестве великого живописца
e-mail: forcekir@yandex.ru
Картины, интернет-магазин
Карта сайтаКонтактыГалереяГостеваяМузеи с работами художника